19 ноября 2018    Понедельник
Поиск
Александр Шевчук В городе 0 1376

В экспериментальном режиме

Современная жизнь далека от чудес, зато она полнаэкспериментов, которые встречаются и в жилищном..

© Квадрум. Журнал

На первый взгляд, строительная отрасль кажется устоявшиеся и незыблемой. Дом – он, как говорится, и в Африке дом. Что здесь можно ещё придумать? Однако простор для фантазии и реализации смелых идей есть всегда и везде.

Экспериментальные дома – это попытка по-новому взглянуть на столь традиционную вещь. Причём здесь эксперимент имеет под собой вполне оправданные мотивы. Денис Ромодин, известный архитектурный краевед, убеждён, что опытные образцы в жилищном домостроении должны приводить к каким-то практичным действиям в дальнейшем: улучшение быта, повышение энергоэффективности или экологичности зданий, их износостойкости и т.д.

И все экспериментальные дома в Москве всегда преследовали ту или иную цель, хотя не всегда такая практика оказывалась удачной. Однако и откровенно провальных вариантов среди них нет. Амир Идиатулин, глава архитектурного бюро IND architects, отмечает, что все московские экспериментальные дома так или иначе прижились. В них живут люди. Кроме того, некоторые из этих зданий являются памятниками архитектуры. Но ни один из них в массовый тираж не вышел. Каждый раз это была своя история, о которой КВАДРУМ и расскажет.

Прошлое следует за нами

1 из 9
© Квадрум. Журнал
2 из 9
© Квадрум. Журнал
3 из 9
© Квадрум. Журнал
4 из 9
© Квадрум. Журнал
5 из 9
© Квадрум. Журнал
6 из 9
© Квадрум. Журнал
7 из 9
© Квадрум. Журнал
8 из 9
© Квадрум. Журнал
9 из 9
© Квадрум. Журнал

Экспериментальные жилые дома в Москве начали появляться в XX веке. Денис Ромодин рассказывает, что возводили их и в 1920-х, и в 1960-х, и даже в 1990-х годах. Безусловно, каждый раз предпринимались попытки внедрить что-то новое и невиданное: новый быт, необычные инженерно-технические решения, нестандартные планировки и т. д. В принципе, в Москве не так-то и много таких зданий, но каждое из них до сих пор остаётся уникальным.

Дом Наркомфина

Здание на Новинском бульваре было построено в 1930 году и его главное новшество – особая организация общественных пространств. Страна наша тогда в едином порыве строила новое общество, в котором и жить все собирались также – сообща. Именно тогда квартиры планировались без кухонь, которым был объявлен бой как мещанскому пережитку. Советская женщина не должна была простаивать у плиты, а наравне с мужчиной строить светлое будущее.

Дом Наркомфина был призван внедрить именно новый быт, а поэтому здесь были общая столовая, прачечная, детский сад, единый длинный балкон и терраса с садом. Кроме того, экспериментальной была и планировка некоторых квартир, комнаты в которых находились на разных этажах. Такие «многоуровневые квартиры» были как двухэтажными, так и трёхэтажными. Стоит отметить, что столь радикальный подход к организации быта не прижился практически сразу. Например, общая столовая была закрыта в середине 30-х годов, а террасу вообще так и не достроили.

Но Денис Ромодин отмечает, что данный эксперимент нельзя считать неудачным, потому что потом планировочное решение Дома Наркомфина было удачно применено и в Северном Чертаново, и в так называемом «Чазовском доме» в Крылатском.

Ажурный дом

© Квадрум. Журнал

Это один из первых образцов советского индустриального домостроения, появившийся в столице в 1940 году. Дом был построен из крупных трёхтонных блоков и имел необычные планировки. В серию такие дома не пошли, но, как отмечает Амир Идиатулин, он стал прообразом современного панельного домостроения. На этом объекте впервые в строительстве использовались заводские бетонные панельные блоки. Именно Ажурный дом стал своеобразным бельмом в глазу тогдашнего партийного лидера страны Никиты Хрущева, углядевшим в нём «архитектурные излишества». И после соответствующего постановления ЦК страна приступила к массовому засилью безликих «панелек».

ЖК «Лебедь»

© Квадрум. Журнал

Этот жилой комплекс на Ленинградском шоссе строился в 1970-1974 годах. И новаторским здесь является развитый общественный стилобат, который предлагал жильцам целое множество бытовых услуг, пользоваться коими можно было, не выходя на улицу. Григорий Гурьянов, партнёр архитектурного бюро «Практика», считает, что это была осторожная, но важная попытка предложить альтернативу микрорайонной модели застройки города. Так на отечественную почву пытались перенести типологию «вертикального квартала» - яркого явления, сложившегося в архитектуре Манхэттена 1930-х годов.

Дом-сороконожка

© Квадрум. Журнал

«Сороконожка» появилась в столице в 1978 году. И эксперимент заключался не в том, что данный дом на опорах (такие дома у нас уже были), и даже не в том, что эти опоры книзу сильно сужаются, благодаря чему дом производит впечатление ненадёжного, а в том, что здесь применяли технологию монолитного бетона, которая в СССР использовалась крайне редко. До этого по этой технологии возводили лишь знаменитые сталинские высотки.

«Дома-кварталы» в Северном Чертаново

1 из 34
© Квадрум. Журнал
2 из 34
© Квадрум. Журнал
3 из 34
© Квадрум. Журнал
4 из 34
© Квадрум. Журнал
5 из 34
© Квадрум. Журнал
6 из 34
© Квадрум. Журнал
7 из 34
© Квадрум. Журнал
8 из 34
© Квадрум. Журнал
9 из 34
© Квадрум. Журнал
10 из 34
© Квадрум. Журнал
11 из 34
© Квадрум. Журнал
12 из 34
© Квадрум. Журнал
13 из 34
© Квадрум. Журнал
14 из 34
© Квадрум. Журнал
15 из 34
© Квадрум. Журнал
16 из 34
© Квадрум. Журнал
17 из 34
© Квадрум. Журнал
18 из 34
© Квадрум. Журнал
19 из 34
© Квадрум. Журнал
20 из 34
© Квадрум. Журнал
21 из 34
дом культуры
© Квадрум. Журнал
22 из 34
© Квадрум. Журнал
23 из 34
© Квадрум. Журнал
24 из 34
въезд в тоннель
© Квадрум. Журнал
25 из 34
© Квадрум. Журнал
26 из 34
© Квадрум. Журнал
27 из 34
© Квадрум. Журнал
28 из 34
© Квадрум. Журнал
29 из 34
© Квадрум. Журнал
30 из 34
© Квадрум. Журнал
31 из 34
лицей
© Квадрум. Журнал
32 из 34
© Квадрум. Журнал
33 из 34
© Квадрум. Журнал
34 из 34
© Квадрум. Журнал

У этих корпусов есть много народных названий – «Дом-лабиринт», «Дом-муравейник», «Северняк» и «Американский городок». Официальное же его название – ОПЖР, то есть образцово-показательный жилой район. И строился этот район к летней московской Олимпиаде. Дома должны были стать не просто ультрасовременными, но и образцовыми со всех сторон. Это была уникальная архитектура, предусматривающая невиданные для того времени новшества: подъездные холлы высотой до 10 м, нежилой первый этаж с колясочными и специальными секциями для лыж, двухуровневые квартиры со свободной планировкой, просторные студии на последних этажах, уникальные системы отопления и пневмоудаления мусора, подземные гаражи и торговая инфраструктура.

Этот авангардный проект задумывался как своеобразный город в городе, где жители могли ни в чём не нуждаться. Однако воплощение такого замысла было слишком дорогостоящим, поэтому каждый последующий образцово-показательный дом становился всё проще и проще, а потом от них и совсем отказались. Партия в своём духе решила, что такая роскошь советскому человеку не нужна, именно поэтому подобных городков в других столичных районах и советских городах не появилось.

Дом-корабль

1 из 4
© Квадрум. Журнал
2 из 4
© Квадрум. Журнал
3 из 4
© Квадрум. Журнал
4 из 4
© Квадрум. Журнал

Это жилое здание на Тульской строили долгих двадцать лет. Модернизированная вариация на тему домов-коммун в стили конструктивизма была окончательно достроена к 90-м годам. И главным здесь было не 400-метровая длина строения, а уникальные требования безопасности, которые изначально предъявлялись к проекту. Данный дом устойчив к сейсмическим колебаниям, а, кроме того, он не способен «сложиться» даже в случае ядерного взрыва. Несущие стены в данном «корабле» делались из прочнейшего железобетона. Одним словом, корабль строили непотопляемым.

Дом грядущий

© stroi.mos.ru

Не стоит думать, что пора домостроительных экспериментов прошла. Нет, любые необычные, уникальные проекты зданий позволяют на практике опробовать новые идеи, решения, технологии и материалы. Только так можно понять, нужно ли тиражировать данный опыт или вначале видоизменить.

В настоящий момент череда московских домостроительных экспериментов продолжается. Сейчас на Нижегородской улице столицы, в частности, строится экспериментальный нанодом, сдача которого намечена на июль нынешнего года. Он должен стать самым инновационным и ультрасовременным, однако его экспериментальность не всем понятна.

Например, Амир Идиатулин считает, что экспериментальность заключается в уникальных для нашей страны материалах и решениях, которые задействованы при строительстве. В доме будут специальные системы очистки воды и воздуха, причём воду можно будет пить прямо из-под крана, что для Москвы не является типичным. Также предусмотрена система рекуперации и утилизации тепла, а свет обеспечивать светодиодные светильники. Строительные же материалы должны сделать этот дом весьма долговечным, срок эксплуатации некоторых около ста лет.

Однако Григорий Гурьянов слово «инновации» в данном проекте рассматривает лишь как рекламный слоган без реального подкрепления: «Если мысленно убрать весёлую цветную раскраску с фасадов, останется плоская прямоугольная коробка с одинаковыми окнами, больше всего напоминающая панельные 9-этажки, на месте которых и ведётся строительство. В наполнении первого этажа разнообразными общественными функциями нет ничего нового – сейчас по-другому уже не проектируют. Инновационными преподносятся инженерные решения: управление отоплением, очистка воздуха. Но применение подобных систем – обычная мировая практика: технологии отработаны производителями инженерного оборудования, и их внедрение не представляет особой сложности. Возможно, что-то революционное удастся найти в планировках квартир, но именно планировки жилой части застройщик пока не раскрывает».

Таким образом, экспериментальный московский дом XXI века тянет лишь на местный разлив. Хотя и это уже неплохо, так как показывает, что Москва готова к разнообразию, она живёт и жаждет внимания.

А история с нанодомами может ещё найти и продолжение: если через два года станет понятно, что опыт можно считать успешным, то такие дома станут серийными. А это значит, что нанодомики будут строиться и в Москве, и по всей стране! И как замечает Григорий Гурьянов, если применённые материалы и технологии будут российскими, то у данного проекта есть все шансы действительно выйти в серийное производство. В конечном итоге, это улучшит качество жизни многих людей.

Александр Шевчук В городе 0 1376
В городе