16 декабря 2019    Понедельник
Поиск
Александр Шевчук В городе 0 3362

После войны мир

До сих пор стоят возведённые немецкими пленными дома

Сходненская улица
© Квадрум.ру

У Великой Победы разное лицо — и горечь потерь, и радость от того, что самое страшное позади, и встречи родных и близких, и память о героях сражений. Естественно, триумф победителей застыл в архитектуре. Мы, правда, выделяем при этом лишь один стиль — сталинский ампир. Хотя и здесь уместно говорить о многоликости проявления человеческих чувств и эмоций. И конечно же, видеть и другие направления в архитектуре и градостроительстве. Разве не поражают масштабные восстановительные работы на месте руин или возведение зданий без излишнего пафоса, но вполне красивых и комфортных для проживания. Среди послевоенных жилых новостроек выделяется часть, которую в народе прозвали немецкими домами.

Исторический аспект

Есть в них особая прелесть: умиротворение — как контраст городской суете, приземлённость — в отличие от окружающих современных высоток, простота и надёжность — без каких-либо наворотов, архитектурных изысков. Кинематографисты часто вплетают эти дома в канву своих фильмов о периоде после Великой Отечественной войны, и они становятся не столько фоном для героев, но и самыми непосредственными участниками событий, причём в самом что ни на есть подлинном виде.

В разные периоды жизни мне доводилось быть жителем таких домов: и в индустриальном городе на Урале, и городе-герое на Волге, и в спутнике Москвы, да и в самой столице. Конечно, я знал, что объединяет их одно — строились они пленными немцами в конце 40-х – начале 50-х годов. И делали это качественно, как будто старались хоть как-то искупить свою вину за страшные разрушения, которые причинили советским городам.

Сейчас сложно узнать автора идеи использовать труд военнопленных побеждённой Германии. Обычно всё скрывалось за обтекаемой формулировкой «руководство страной» или «лично товарищ Сталин». Но как бы то ни было, решение было верным: вместо того, чтобы проводить время в лагерях, бывшие солдаты и офицеры рейха стали строителями. И с их помощью во многих городах и посёлках СССР появились целые «немецкие слободы». Возведены они были и в столице.

«Нельзя сказать, что эти объекты получили в Москве широкое распространение, но они по-своему выделяются на общем фоне, — комментирует Сергей Шлома, директор департамента вторичного рынка корпорации «ИНКОМ-Недвижимость». — Чаще всего, возводились они из кирпича, иногда — из бетонных блоков. Не припомню, чтобы в них были лифты: это всегда либо средне-, либо малоэтажная застройка — в 2, 3, 4 этажа. По сравнению с „хрущёвками“, которые пришли на смену, немецкие дома имеют отличные метражи: всегда большие комнаты, просторные кухни, высокие потолки. Но при этом оговорюсь: отдельная жилплощадь изначально здесь была, скорее, исключением, чем правилом, в большинстве случаев это были многокомнатные квартиры коммунального заселения.

 

1 из 8
Сходненская улица
© Квадрум.ру
2 из 8
Сходненская улица
© Квадрум.ру
3 из 8
Сходненская улица
© Квадрум.ру
4 из 8
Сходненская улица
© Квадрум.ру
5 из 8
Сходненская улица
© Квадрум.ру
6 из 8
Сходненская улица
© Квадрум.ру
7 из 8
Сходненская улица
© Квадрум.ру
8 из 8
Сходненская улица
© Квадрум.ру

В этих зданиях — толстые стены, отличная звуко-, теплоизоляция. Но тут же вторая оговорка — деревянные перекрытия, которые являются главным (и, по сути, единственным существенным) их недостатком. Однако его достаточно, чтобы не считать эти объекты ликвидным товаром с точки зрения потребительских характеристик».

А вот Ирина Пешич, руководитель офиса «На Соколе» компании «МИЭЛЬ-Сеть офисов недвижимости», уточняет, что в 4-этажных домах перекрытия железобетонные. «Многие в это не верят, аргументируя тем, что даже в части домов сталинской постройки перекрытия деревянные, — говорит она. — В целом же, так называемые немецкие дома пользуются спросом до сих пор. Квартиры там приобретают в основном люди среднего и пожилого возраста с хорошими доходами. Жильё в них ценится за удобную планировку помещений, высокие потолки, хороший фундамент и тёплые стены. Что касается стоимости, то здесь всё зависит от состояния дома. Например, в районе Сокол на улице Новопесчаной есть целая застройка таких немецких домов, причём в очень хорошем состоянии. И это одна из самых дорогих улиц района — квартиры там по стоимости не уступают жилью в фасадных сталинских домах. В то же время за МКАД есть немецкие дома, которые выглядят довольно ветхо. Естественно, квартиры в них стоят дешевле».

«Не очень часто, но у нас встречаются подобные предложения, например, в данный момент мы занимаемся квартирой, расположенной в доме на Люблинской улице. Стоимость квадратного метра там ниже, чем в соседних домах, зато площадь больше: то есть, по сути, за меньшие деньги можно приобрести квартиру с метражами новостройки. Это привлекает покупателей. В то же время планировка квартиры весьма своеобразная — кухня узкая, ванная большая, с окном, нет коридора. Зато в плюсе — высокие потолки, малонаселённый подъезд, что по-своему очень хорошо», — считает Ольга Дмитриева, руководитель отделения «Кузьминки» компании «Азбука Жилья».

Островки особого уклада

1 из 19
улица Маршала Соколовского
© Квадрум.ру
2 из 19
улица Маршала Бирюзова
© Квадрум.ру
3 из 19
© Квадрум.ру
4 из 19
© Квадрум.ру
5 из 19
© Квадрум.ру
6 из 19
© Квадрум.ру
7 из 19
© Квадрум.ру
8 из 19
© Квадрум.ру
9 из 19
© Квадрум.ру
10 из 19
© Квадрум.ру
11 из 19
© Квадрум.ру
12 из 19
© Квадрум.ру
13 из 19
© Квадрум.ру
14 из 19
© Квадрум.ру
15 из 19
© Квадрум.ру
16 из 19
© Квадрум.ру
17 из 19
© Квадрум.ру
18 из 19
© Квадрум.ру
19 из 19
© Квадрум.ру

Пожалуй, наиболее наглядный образец послевоенной застройки, которую осуществили немецкие военнопленные, находится в районе Октябрьского поля. С фронта возвращались офицеры и недалеко от центрального аэродрома им. Фрунзе, куда и доставили Знамя Победы, бывшие картофельные поля стали застраивать жилыми кварталами. Проектированием занимались Михаил Куповский и Дмитрий Чечулин, в 1945 – 1949 годы являвшийся главным архитектором Москвы, активно участвовавшим в разработке генерального плана реконструкции столицы. Дмитрий Николаевич автор высотки на Котельнической набережной, концертного зала им. Чайковского и гостиницы «Пекин», Дома правительства на Краснопресненской набережной, снесённых бассейна «Москва» и гостиницы «Россия», моста Победы, других знаковых зданий и сооружений, а также станций метро «Охотный ряд», «Динамо», «Киевская»-радиальная, «Комсомольская»-радиальная… И уникального ансамбля жилых домов между улицами, названными в честь маршалов-победителей Ивана Степановича Конева, Сергея Семёновича Бирюзова, Василия Даниловича Соколовского и Кирилла Афанасьевича Мерецкова.

Квартал из одиннадцати аккуратных, окрашенных в бежевые цвета домиков в два, три и четыре этажа разделён на три двора. В каждом из них находятся фонтан, ажурные беседки, лавочки для отдыха. Они утопают в зелени, что дарит прохладу в летние дни. Дома расположены вдоль улиц таким образом, что вместе с живописными арками, аркадами и коваными воротами создают единый архитектурный комплекс. Центральная ось квартала, обращённая на улицу Маршала Бирюзова, оформлена парадным двором — курдонёром (фр. courdʼhonneur) с фонтаном и цветочными вазами. Полукруглые трёхэтажные ротонды с куполом на домах, обрамляющих квартал, подчёркивают перекрёстки улиц.

Надо отметить, всю эту красоту и своеобразие удалось обезопасить от волны массовой застройки, характерной в последние десятилетия, в 1998 году. Под давлением общественности кварталу был присвоен статус «ценной исторической застройки советского времени», а спустя десять лет архитектурный ансамбль был признан памятником истории и культуры регионального значения.

И ещё один «островок», где сохранились немецкие дома, находится на востоке Москвы. Буквально в пяти минутах ходьбы от станции метро «Перово» на Зелёном проспекте стоят несколько зданий своеобразной архитектуры, явно выбивающиеся из общей застройки позднего периода. А в конце проспекта к площади сходятся ещё и Перовская, и улица Плеханова, образуя «пять углов». Там как раз находится группа тёмно-красных зданий, среди которых — пожарная каланча.

Кануть в лету

1 из 9
© Квадрум.ру
2 из 9
© Квадрум.ру
3 из 9
© Квадрум.ру
4 из 9
© Квадрум.ру
5 из 9
© Квадрум.ру
6 из 9
Рабочий посёлок
© Квадрум.ру
7 из 9
Рабочий посёлок
© Квадрум.ру
8 из 9
Рабочий посёлок
© Квадрум.ру
9 из 9
Зелёный проспект
© Квадрум.ру

Помните выражение «Что русскому хорошо, то немцу смерть»? Некоторые специалисты родного языка объясняют его происхождение возможной реакцией чужестранцев на разные бытовые неудобства, с которыми они сталкивались на нашей земле: зимние морозы, транспорт, непривычная пища, и прочее. Там, где для русских всё было обыденно и нормально, немцы поражались и негодовали: «Schmerz!». То есть правильнее было бы — «что русскому хорошо, то немцу шмерц». Ну уж не буду утверждать, что немецкие дома являют собой какие-либо шмерцы.

«Такие дома формируют особый колорит города. У ЮАО и ЮВАО они очень гармонично смотрятся в обособленных районах, там и так особая атмосфера района, — рассказывает Ольга Дмитриева. — И всё-таки на вторичном рынке продать такие квартиры тяжело. Основная причина низкого спроса — малая этажность здания. Москвичи не любят низкие дома и часто отметают варианты малоэтажек, даже не интересуясь подробностями. Как правило, состояние квартир в немецких домах, за редким исключением, оставляет желать лучшего, а покупатели хотят заехать и жить. Нередко подъезды находятся в плачевном состоянии. С модернизированными немецкими домами я пока не работала, сказать ничего не могу. По логике, цена там будет выше, а этажность не изменится — потому продать квартиры можно только тем, кто хорошо их знает, а таких немного».

«Можно предположить, что если в немецких домах произвести капитальный ремонт с заменой перекрытий и коммуникаций, мог бы получиться очень неплохой вариант, — комментирует Сергей Шлома. — Но одно только расположение этих объектов преимущественно в спальных районах делает такую идею утопией. Ни один инвестор в здравом уме и твёрдой памяти не подпишется под подобным проектом, если только он не руководствуется вместо расчёта ностальгией, вспоминая, как в детстве гостил в таком доме у бабушки. Использование в нынешнем виде дорогой московской земли под этими малоэтажными домами просто нерационально. Дешевле снести и построить „многоэтажку“. Так что будущее немецких домов предсказуемо и, скорее всего, лет через 20 – 30 они окончательно уйдут в историю».

Александр Шевчук В городе 0 3362
В городе