12 ноября 2019    Вторник
Поиск
Александр Шевчук В городе 0 2228

Открытие города

Общественные пространства столицы стали приветливы и гостеприимны

Алёна Зайцева
© Wowhaus

Напрасно кто-то считает, что понятие мой дом ограничивается рамками квартиры и редко простирается дальше лестничной площадки или двора под окнами. По сути, и сквер у станции метро, и пешеходный бульвар вдоль проспекта, и спортивные и детские площадки— всё это элементы одного ряда, паззлы общей картины — многогранного пространства, которое каждый из его обитателей может назвать мой город.

Другое дело, что между многими звеньями этой цепи часто стоят разные барьеры, и некоторые из них откровенно враждебны человеку: заборы, мрачные строения, неудобные подходы, пустыри, тупики и т. п. Правда, стоит признать, в последние несколько лет Москва становится приветливей по отношению к своим жителям. Первые шаги были сделаны в знаковых местах центральной части города: преобразованы парки и скверы, обновлены набережные, созданы новые пешеходные зоны. О переменах на открытых городских пространствах Квадрум.Медиа поговорил с ведущим архитектором бюро Wowhaus Алёной Зайцевой.

— Редко удаётся побеседовать с архитектором, который не занимается конкретными зданиями. Последний раз моим собеседником подобного рода был Вячеслав Леонидович Глазычев, которого не стало четыре года назад. Речь шла о проблемах градостроительства, о том, что как раз архитекторов много, а специалистов более широкого профиля, когда на любую застройку надо смотреть с точки зрения общей среды, практически нет…

— Да, так сложилось, что я занимаюсь не зданиями, а улицей, тем, что происходит между домами. Произошло это в процессе обучения в МАРХИ, когда на 4-м курсе я поняла: конкретные сооружения, микрорайоны — это не моё. Поэтому я пришла на кафедру «Теория архитектуры» как раз к Вячеславу Леонидовичу. Он с советских времён был самым крупным специалистом в области анализа и развития городской среды и всегда считал, что этому мало учат в архитектурных институтах. Там до сих пор проектируют районы так: студенты нарезают бумажки на равные кусочки и аккуратно разбрасывают их на ватманском листе, чтобы получился забавный план в виде птички или собачки. Мне показалось это несерьёзным, потому и решила углубиться в тему городской среды.

1 из 5
Проект реконструкции площади Революции
© Wowhaus
2 из 5
Проект реконструкции площади Революции
© Wowhaus
3 из 5
Проект реконструкции площади Революции
© Wowhaus
4 из 5
Сокольники
© Wowhaus
5 из 5
Сокольники
© Wowhaus

Сейчас сложно поверить, что ещё лет пять назад об общественных пространствах здесь не говорили, такого понятия просто не было. В 2009 году я закончила МАРХИ и поступила в Институт «Стрелка». Там взялась как раз за городскую среду, а вскоре Олег Аркадьевич Шапиро и Дмитрий Андреевич Ликин пригласили меня в созданное ими бюро Wowhaus. Примерно с этого момента началась история общественных пространств новой формации. Это была абсолютно свободная ниша, никто этим в Москве не занимался. То, в какое активное состояние это направление градостроительства и архитектуры пришло в столице сегодня, просто несопоставимо с тем, когда всё начиналось.

— Первая крупная работа — Парк Горького. Как шла работа над этим проектом?

— Потребовалось преобразование большого пространства, очень специфичного — это памятник истории, ничего капитального не построишь, поэтому все объекты разрабатывались как временные. Поиски оптимальных решений велись в тестовом режиме: ставим, допустим, павильон в определённом месте и смотрим, как он себя ведёт. Или организовываем каток, при нём три больших кафе. Изучаем, много это или мало, убрать что-то или, наоборот, добавить?

В парке были традиционные активности, которые нужно было попросту обновить, — тот же каток или летний кинотеатр. На прудах существовал прокат лодок и катамаранов. Анализ потенциала места показал, что мёртвые зоны можно оживить, дав им новую оболочку. Например, никогда не включалась в действо береговая линия прудов. Так появилось благоустройство Голицынского пруда — теперь это уютная городская гостиная.

© Wowhaus

Знаковым объектом стал Оливковый пляж. Это место, его дизайн, должно было стать символом обновлений в парке. При этом нельзя сказать, что функция придумана с нуля, как и в случае с катком или кинотеатром. Здесь и раньше был пляж, но в сегодняшних реалиях необходимо было переосмысление функционала: появились скамейки, лежаки, души — купаться в реке нельзя, зато можно освежиться под душем. Когда к нам, например, приезжают зарубежные партнёры, то для них визит в Парк Горького — настоящее приключение, вызывающее восторг. Всё-таки в Европе парки другие. Скажем, в Англии они не наделены какими-то активностями, в них основное — ландшафт, пейзаж. И сценариев немного — прогулка, рекреация, пикник на природе. А тут они увидели невероятно насыщенное пространство, где есть йога, танцы, лекции, кино, пляж, велосипеды, скейты т. д. Это в какой-то степени стало референсом для зарубежных коллег: англичане воскликнули: «О, у нас есть Олимпийский парк, там можно сделать такое же!». То есть как зарубежный опыт преобразуется, с учетом местной специфики, попадая сюда, так и наши наработки, видоизменяясь, используются в других местах, кочуя из страны в страну.

— Продолжением благоустройства Парка Горького стала Крымская набережная. Что для вас было главным в этом проекте?

— Цель любого преобразования общественного пространства — превратить недружелюбную среду в дружелюбную. И начинается этот процесс с поиска потенциала территории. Неважно, какой по площади —10 квадратных километров или 10 квадратных метров. Крымская набережная до 2013 года была в любое время года абсолютно пустынной, а зимой использовалась как свалка снега. Мы постоянно ходили из офиса с «Красного Октября» на авторский надзор в Парк Горького. Это был довольно тягостный и унылый маршрут, и недовольство ситуацией стало катализатором рождения концепции будущей набережной как всесезонной ландшафтной парковой зоны. Я считаю, у нас все получилось — место стало очень популярным, там всегда много людей.

1 из 4
Крымская набережная
© Wowhaus
2 из 4
Крымская набережная
© Wowhaus
3 из 4
Крымская набережная
© Wowhaus
4 из 4
Парк Горького
© Wowhaus

— А каким образом удалось оживить задворки ВДНХ? Как родился проект «Ферма»?

— Изначально не было задачи построить конкретно ферму. Нам показали участок — это пруды в 40 минутах ходьбы от главного входа, делать там было особенно нечего. Нужно было цивилизовать это место, придумать для него функционал. Мы изучили участок и увидели, что здесь существует некая смычка урбанизированной ВДНХ с природным Ботаническим садом. Исторически эта часть ВДНХ была занята постройками сельскохозяйственного назначения, там располагались павильоны «Свиноводство», «Кролиководство», «Птицеводство» и проч. Естественным образом возникла идея сохранить эту функцию, привнеся в неё образовательную составляющую, с расчётом именно на детей. Так родилась концепция городской фермы — образовательной площадки, где дети могут узнать, как, например, как выглядит корова, откуда берётся сыр или шерсть для тёплого свитера. При этом одновременно с разработкой архитектурной концепции шло социоэкономическое исследование, в результате которого была сформирована полноценная сервисная модель: мы предлагали будущему оператору готовый продукт под ключ — знали, сколько будет стоить входной билет, какие функции должны быть платными, а какие непременно бесплатными и т. д.

После реализации проекта место стремительно стало популярным, скоро к нему примкнёт ещё один комплекс — «Парк ремёсел». Таким образом, «Ферма» стала своеобразной точкой роста, которая задала направление функционального развития территории.

— Фирменным знаком Wowhaus стало использование в своих проектах натурального материала — дерева.

—Иногда нам приписывают даже те проекты, где мы не участвовали. Дерево — прекрасный строительный материал, несправедливо забытый, но счастливо возвращённый в моду «временной архитектурой».

1 из 3
«Ферма» на ВДНХ
© Wowhaus
2 из 3
«Ферма» на ВДНХ
© Wowhaus
3 из 3
«Ферма» на ВДНХ
© Wowhaus

— А как вообще работалось в сложившейся исторической среде, на той же площади Революции, например? Ведь необходимо связать воедино застройку, которая велась на протяжении нескольких веков.

— Первое, что мы поняли для себя: здесь находится одна из немногих сохранившихся панорам старой Москвы, вид на которую надо открыть и создать «места для любования». Ключевой задачей проекта, в первую очередь, было создание комфортной пешеходной среды, увеличение площади озеленения и фактическое превращение площади в площадь. В проекте мы расчистили её от визуального мусора, минимизировали движение автомобилей и количество парковочных мест, организовали парадную площадь возле метро с каре из фонарей, расширили зелёные участки за счёт новых деревьев и декоративных кустарников. Также были проведены переговоры с владельцами «Метрополя» об упразднении технической зоны возле Китайгородской стены: на её месте планировалась пешеходная улица. В целом предполагалось сформировать максимально парадное и в то же время сдержанное по оформлению пространство. К сожалению, на данный момент дальнейшая судьба проекта неизвестна.

— В портфолио вашего Бюро есть несколько проектов, связанных с жилым строительством. В частности, вы работаете над проектом парка в новом районе массовой застройки в Екатеринбурге. Но это проект с нуля. А возможно ли улучшить среду в уже сложившихся спальных районах, которых в Москве очень много?

— Так как я большую часть жизни прожила в спальном районе Марьина, то мне бы очень бы хотелось преодолеть однообразие кварталов массовой застройки и создать комфортную среду для жителей. Рецепты довольно просты, но эффективны. В первую очередь следует наладить пешеходные связи, создать удобные и понятные пути сообщения, чтобы не нужно было постоянно обходить углы, обнесённые заборами, внутри которых ничего нет. Сделать передвижение удобным прежде всего для маломобильных жителей. Во-вторых, необходимо обеспечить комфортное освещение. Жители спальных районов рано покидают свои дома и поздно возвращаются, то есть большую часть суток в осенне-зимнее время проводят в тёмной среде, депрессивной по своей природе. К сожалению, городской свет в Москве — это в основном магистральный, дорожный. Элементарный метод улучшения качества жизни — свет на уровне человека. Ну и другие базовые вещи тоже требуют внимания: цветовая гамма построек, озеленение, архитектурные детали и т. д. Все эти элементы формируют комфортную городскую среду и повышают качество жизни.

— Спасибо за интересные проекты, с нетерпением будем ждать новых решений в организации общественных городских пространств!

Александр Шевчук В городе 0 2228
В городе