22 августа 2018    Среда
Поиск
Александр Шевчук В городе 0 1605

Ордер за службу

Ведомственное жильё пополнило все сегменты рынка недвижимости

© shutterstock.com

Все, кого принимали на работу в московские учреждения или на предприятия, обязательно обеспечивались местом для проживания. Было ли оно сначала временным — скажем, общежитием или гостиницей, или сразу постоянным — в отдельной квартире, зависело от работодателя.

Сектор влияния

Ведомственное жильё — это жильё, которое строится для определённого ведомства, а точнее для временного или постоянного пользования лиц работающих, проходящих службу, учёбу в его составе, уточняет ведущий менеджер департамента вторичного жилья агентства недвижимости «Азбука Жилья» Александр Лунин. Вполне естественно, что оно стоит на балансе и обслуживается данным ведомством. Естественно, возможности у всех разные — с могущественным КГБ, допустим, вряд ли мог сравниться завод «Красный пролетарий». Поэтому в своё время именно такое жильё разделило столицу по особым районам, в соответствии с занятиями их жителей.

«В переулках Арбата были построены дома для руководителей ЦК, Совмина и Министерства обороны, — рассказывает Валерия Косенкова, директор департамента городской недвижимости Kalinka Group. — Красивые дома сталинской постройки украшают Ломоносовский проспект. В представлении советского гражданина эти здания, квартиры в которых давали сотрудникам Академии наук, были пределом мечтаний, как и девятиэтажные дома на улице Косыгина. Район, ограниченный Смоленским бульваром с одной стороны, Саввинской набережной — с другой, может похвастаться как бывшими домами ЦК и Совмина, так и суперэлитным дорогим жильём, цены на которое приближены к нынешней „Золотой миле“. Генеральским считался район между Фрунзенской набережной и Комсомольским проспектом, где получали квартиры работники Военной академии, генералы и преподаватели. О многом говорит само название Ленинского проспекта и именно здесь располагаются бывшие дома партийной и хозяйственной элиты страны. А обилие исследовательских институтов, престижных учебных заведений объясняют столь внушительный список уважаемых жителей, в котором математики и физики, генетики и геологи, лингвисты и механики. Ленинский, а также проспект Вернадского с улицами Лобачевского и Удальцова всегда были престижными районами со своим неповторимым укладом жизни».

Впрочем, кто-то из коренных москвичей наверняка приведёт в качестве примера и микрорайоны, принадлежавшие советским автогигантам ЗИЛу и АЗЛК, заводов «Динамо» или «Серп и молот». Там жителями становились инженеры и рабочие этих предприятий.

В начале 1990 годов во многих городах России ведомственное жильё составляло значительную часть жилого фонда — его доля иногда доходила до 90%, сообщает генеральный директор ГК «Гео Девелопмент» Максим Лещёв. «Ведомства были домовладельцами и устанавливали стандарты качества жилищно-коммунальных услуг и благоустройства, — говорит он. — Наверное, с тех пор и утвердилось мнение, что такие солидные организации более чуткие к своим жителям, чем городские власти».

Почувствуй разницу

«Москва слезам не верит», 1979
© kinopoisk.ru

Однако всё проверяется временем. А нынешнее время выявило у домов, ранее относящимся к ведомственному жилому фонду, специфические недостатки. Как отмечает Максим Лещёв, в них отсутствуют подземные гаражи. А что такое нынешний элитный дом без паркинга?! Сейчас сложно устранить именно этот пробел, в отличие от тех других, которые поддерживают высокий статус дома. Например, коммуникации можно подвести к любому зданию, как и поменять старые лифты на современные. Также легко решаются проблемы с кондиционированием, водоснабжением, и прочими инженерными коммуникациями.

Плюсами ведомственного жилья же оказываются качественное строительство, исключительно выгодное расположение и просторные придомовые (и часто охраняемые) пространства — даже в центре столицы.

«Все эти дома имеют просторные дворы с зелёной территорией, в большинстве своём интеллигентных соседей из семей советской элиты, — перечисляет Валерия Косенкова. — Стоимость квартир в них, как и в любых объектах вторичного рынка, может быть различной. К примеру, в высотке на Котельнической набережной, которую мы все помним по фильму „Москва слезам не верит“, и где в разные годы проживали такие известные люди — Константин Паустовский, Галина Уланова, Людмила Зыкина, Клара Лучко и другие, сейчас можно купить квартиру площадью 64 м2 за 1,25 млн долларов».

Сегодня контингент проживающих в данных районах, конечно, сменился: многих счастливых получателей элитных квадратных метров уже нет в живых, многие расстались с квартирами, переехав в другие районы. «Но в них по-прежнему селятся люди состоятельные, поскольку большинство таких жилых зданий располагаются в районах, не утративших своей престижности. Дома советской элиты, руководствуясь сегодняшними критериями классификации жилья, можно отнести к бизнес-классу — до элитного уровня они не дотягивают по многим формальным признакам», — комментирует эксперт.

Общее место жительства

«Девчата», 1961
© kinopoisk.ru

Вместе с тем есть и иные примеры, правда, из другого ценового сегмента ведомственного фонда. Руководитель офисов «Таганский» и «Новогиреево» компании «МИЭЛЬ-Сеть офисов недвижимости» Юлия Антясова рассказывает: «На Верхней Первомайской улице раньше были общежития. Одно здание было выкуплено инвестором. Он его реконструировал, надстроил мансардный этаж, в итоге получились очень симпатичные квартиры. Другие дома были переданы в ведомство города. Там и сегодня живут люди, кто-то даже приватизировал в них комнаты. Конечно, состояние их сильно отличается от частного корпуса, ведь за долгие годы капитальный ремонт там не проводился. Соответственно, цена предложения очень низкая».

Доля ведомственного жилья сильно уменьшилась, подтверждает Максим Лещёв. ОАО «РЖД», по его словам, позволяло своим сотрудникам приватизировать занимаемое жильё и практически полностью потеряло весь свой фонд. В связи с этим Александр Лунин уточняет, что существуют две категории ведомственного жилья. Первая подлежит приватизации проживающих в нём лиц, и эта процедура регламентируется прежде всего Законом РФ от 4 июля 1991 года № 1541-1 «О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации», а точнее — его статьёй 2. Вторая категория относится к той части, где законодательно запрещена приватизация. Это жилые помещения, которые закреплены за государственными и муниципальными образовательными учреждениями, а также высшими учебными заведениями (то есть места в общежитиях приватизации не подлежат). В то же время предусмотрено, что собственники жилищного фонда или уполномоченные ими органы, а также учреждения, в оперативное управление которых передан жилищный фонд, с согласия собственников вправе принимать решения о приватизации служебных жилых помещений. «Стоит также подчеркнуть, что приватизировать можно только изолированное жилое помещение (квартиру или комнату), поскольку согласно ч. 2 ст. 62 Жилищного кодекса РФ неизолированное жилое помещение не является самостоятельным предметом договора социального найма. Таким образом, на балансе учреждений может быть ведомственное жильё, оформленное в качестве специализированного жилищного фонда, к которому относятся общежития (в том числе для сотрудников) и служебные жилые помещения», — разъясняет эксперт. По его словам, жилые помещения в общежитиях предназначены для временного проживания граждан в период их работы, службы или обучения. По окончании выполнения своих обязанностей в данном районе данного ведомства, учёбы, прохождения службы, лицо, в ней проживающее, должно освободить помещение.

«Но даже часть этих помещений в последнее время была приватизирована, так как некоторые ведомства за последние годы стали банкротами. И их имущество, в том числе и жилищный фонд, отошёл на баланс муниципалитетов. А далее они перешли в частную собственность», — комментирует Александр Лунин. Он также подтверждает, что эта категория жилья находится в наиболее запущенном состоянии. Сначала ведомство не выделяло деньги на капитальный ремонт собственного жилищного фонда, имея серьёзные финансовые проблемы. Затем муниципалитет, в чьё ведение перешли здания, не может обеспечить должный объём работ. Степень износа такого фонда возрастает в геометрической пропорции.

«В каждом районе Москвы попадается бывшее ведомственное жильё в виде общежитий. Так называемые дома с квартирами коридорного типа, — продолжает Александр Лунин. — Сейчас они мало чем отличаются от остальных домов, построенных в этих районах, за исключением истории и планировок квартир». Ему возражает Юлия Антясова: «Вообще приватизировать, а потом продать комнату в общежитии очень сложно. Очень часто все комнаты в поэтажном плане здания на одном этаже значатся как комнаты одной квартиры. То есть они не выделены в отдельное жилое помещение, нет отдельного лицевого счёта. Приватизировать такую комнату можно, но продать будет весьма и весьма проблематично, так как придётся получить отказ от всех соседей по этажу».

Десять лет для права на прописку

«Одиноким предоставляется общежитие», 1983
© kinopoisk.ru

Продолжает Максим Лещёв: «Многие крупные компании, такие как ГМК „Норильский Никель“, „Газпром“, „РусГидро“, „РЖД“, стимулируют дачами и служебными квартирами своих топ-менеджеров, молодых и высококвалифицированных специалистов и тех, кто вынужден был переехать на новое место работы. Часть компаний по-прежнему покупает недвижимость или поддерживает строительство арендного жилья. Развитие жилищных корпоративных программ — один из актуальных трендов. В арсенале нашей компании, в частности, есть земли и проекты, рассчитанные на создание таких корпоративных посёлков и жилых комплексов».

Интересно, что официально получить шанс на заселение в служебную или ведомственную квартиру имеют те, кто выбрал такие профессии как дворники, слесари или мастера участков. Кроме них — учителя, медицинские работники, если они трудятся в бюджетных учреждениях, а также военнослужащие, сотрудники правоохранительных органов, а также таможенники, налоговики, судьи. Чиновники многочисленных министерств, ведомств и государственных учреждений тоже могут претендовать на отдельную квартиру, если не имеют её в том городе, куда прибыли на работу.

Ну и, конечно же, отдельная каста — народные избранники. Депутаты Государственной Думы получают право на служебное жильё на время исполнения своих обязанностей. Пять лет представитель, скажем, Приморского края или Магадана вместе со своей семьёй будет жить в благоустроенной квартире в столице. А спустя десять лет, согласно действующему постановлению московского правительства, можно жилплощадь и приватизировать. Надо лишь написать заявление, на основании которого будет расторгнут договор служебного найма и заключён договор социального найма квартиры. Для этого понадобится, в первую очередь, согласие организации, предприятия или учреждения, которым принадлежит квартира. Вот и всё! К слову, это правило действует для всех перечисленных выше категорий, включая работников ЖЭКа и министерства. Так что москвичей ещё прибудет, и жильём они гарантированно будут обепечены.

Александр Шевчук В городе 0 1605
В городе