28 мая 2018    Понедельник
Поиск
Белла Минц Дом 0 1789

Жильё с характером

Почему «активные дома» — наше будущее, но не настоящее

Активный дом
© facebook.com/activedomRUS

С некоторых пор мы стали воспринимать здания не только в их материальном исполнении — стены, окна, крыша, входная группа и проч., но и как некий живой организм. Даже выражения появились «человеческие»: например, дом дышит, усталость сооружения, объект с положительной энергетикой и т. д. Оказалось, что дома имеют и свой характер, и свою физиологию, и внешнее воздействие на окружение.

Заграничная диковинка

Четыре года назад, а точнее в сентябре 2011 года, в Подмосковье состоялась презентация «активного дома» — совместного проекта российской компании «Загородный Проект» и датской VELUХ. На торжественном мероприятии присутствовали Его Королевское Высочество крон-принц Дании Фредерик, вице-премьер правительства РФ Аркадий Дворкович и, как принято говорить, другие официальные лица.

Дом выглядел эдаким чудом, потрясал и завораживал: нестандартная архитектура, технические новшества. Это был продукт раздумий архитекторов из экспериментальной лаборатории «Полигон», которые сориентировали его на запад-восток и оборудовали смещённый скат, обращённый на юг, где расположили солнечные коллекторы. Все жилые помещения также выходят на южную сторону, а площадь остекления увеличена как за счёт больших вертикальных, так и за счёт мансардных окон. «Активный фасад» здания сам перестраивается в зависимости от погодных условий и потребностей обитателей дома: автоматически открываются и закрываются солнцезащитные шторки и жалюзи, увеличивая освещение и обогрев благодаря солнечной энергии, или предотвращая перегрев в жаркие дни. Мансардные окна реагируют на дождь и сами закрываются при первых каплях.

Гордость сооружения — геотермальный насос, использующий тепло земли. Он полностью отапливает дом и частично обеспечивает горячее водоснабжение. Солнечные батареи покрывают 60% расхода энергии на подогрев воды и 8% на обогрев внутренних помещений. Все инженерные системы интегрированы в единую автоматизированную систему управления домом, которая сама измеряет и контролирует температуру, освещенность, уровень CO2 и влажности и поддерживает заданные жильцами комфортные параметры. В общем, целая независимая от сетей и «углеводородов» система.

© facebook.com/activedomRUS

Высокая цель эксперимента звучала так: повысить качество жизни человека без ущерба для окружающей среды и создать новое направление в индивидуальном жилищном строительстве в России. За пять лет эта идея увлекла ряд успешных последователей, однако массового распространения так и не получила. Квадрум решил разобраться, почему.

Критерии потребления

Как рассказывает председатель правления Совета по экологическому строительству в России, генеральный директор компании «Просперити Проджект Менеджмент» Алексей Поляков, на сегодняшний день есть формальное деление экологичных домов на категории. «Пассивный дом» имеет малое потребление энергии из-за усиленной теплоизоляции, герметичности, натуральной вентиляции. «Умный» — обеспечивает экономию, комфорт и безопасность за счёт информационных и коммуникационных технологий. «Нейтральный» — усреднённые по году выбросы СО2 равны нулю. «Автономный» — существует без подключения к централизованным сетям. «Активный дом» вырабатывает альтернативной энергии в среднем в течение года больше, чем потребляет, и может «продавать» излишки в сеть. Однако, говорит эксперт, полностью добиться соответствия критерию сложно и дорого, поэтому разумно применять некоторые элементы и их комбинацию.

Из примеров, помимо подмосковного «активного дома» от «Загородного проекта», Алексей Поляков вспоминает известные «Активный дом-2» (Дом А+ в экономном варианте) компании «Экодолье» в Екатеринбурге, «Пассивный таунхаус» от «Мосстрой-31» в Подмосковье и «Дом Надежды» в Тульской области с целым эко-букетом в комплексе — 30 нанотехнологий, сертификация по LEED и «зелёному стандарту» Минприроды РФ. У «Надежды» есть собственная генерация, она идёт на обогрев воды и аварийное освещение, но дом потребляет энергию от сетей.

Есть и менее известные, но уникальные примеры экологичных домов, с элементами всех названных типов. Здесь Алексей Поляков делает акцент на проектах Green Balance компании Rockwool (утеплитель), Free Dom (прессованные соломенные блоки), энергоэффективные дома в Чеховском районе и в Башкирии, японские дома (которые предлагают сейчас строить в России), частный дом под Воронежем (Bayer и EnGex), мультикомфортный и активный Optima House под Киевом. Из дальнего зарубежного опыта — вся выставка «Голубая лагуна» в Австрии, финские дома и Инновационный парк BRE Global.

Всего лишь эксперимент

© facebook.com/activedomRUS

Но все же в России вся эта активность выглядит скорее научным экспериментом, близким по сложности «небоскрёбостроительству». Да и вообще, считают эксперты, «активный дом» — это скорее пиар, чем обкатка реальных возможностей. «Проект преследовал несколько другие цели, а именно — просветить аудиторию о современных возможностях строительства и информировать рынок, девелоперов и государственные структуры о возможностях современного, в том числе и деревянного домостроения. Несомненно, коммерческая выгода в данном проекте второстепенна, важнее PR-составляющая», — утверждает директор по развитию московского представительства (СДОК) «НЛК Домостроение» Константин Блинов.

«Наличие первого „активного дома“ важно как эксперимент, — согласен и Алексей Поляков. — Главной целью было доказать, что такое возможно, построить именно в России (следом за другими странами), объединить лучшие технологии разных производителей, провести замеры реального потребления энергии при проживании одной семьи, проанализировать опыт». Сейчас стоит задача сделать типовое решение для активного дома, утверждают специалисты. А вот это совсем непросто. И дело тут в двух совершенно банальных вещах — цене и сервисе.

Надо ли говорить, что «активный дом» — это дорого? Ещё в 2011 году 230-метровое здание без мебели и отделки на участке в 15,5 соток оценивалось в 28,5 млн рублей. Покупателя на «высокие технологии» так и не нашлось. Поэтому после презентации объект был доступен для всех желающих в течение трёх месяцев. Затем там полгода жила семья с тремя детьми, заодно тестировавшая не только и не столько инженерные системы, а и комфорт проживания, «пульт управления», наконец — его «клиентоориентированность». Сегодня в «активном доме» разместился офис продаж проекта «Западная долина». Объект стоит на продаже уже за 45 миллионов, и представители компании говорят: «Есть потенциальный интересант, с которым ведутся переговоры».

Цена «активности»

© velux.ru

В защиту экспериментального дома можно сказать следующее: по словам продавцов, за все эти годы ни одна система из строя не выходила и не потребовала серьезного и дорогого обслуживания. Но, понятно, что для того, чтобы стать массовым продуктом, цена дома должна быть гораздо ниже. Хотя, уверен Константин Блинов, в защиту идеи говорит стоимость эксплуатации. «Содержание „активного дома“ в пять раз ниже аналогичного, построенного в соответствии с сегодняшними нормами здания. (По расчётам 2011 года отопление и горячее водоснабжение, допустим, должно было обходиться его потенциальным владельцам в 12,5 тыс. рублей в год). Естественно, как любой другой высокотехнологичный продукт, он требует периодического обслуживания. При том стоимость эксплуатационных услуг нивелируется», — поясняет эксперт.

«Эксплуатация в цене может отличаться в разы от „негазового“ отопления и от централизованных коммуникаций, особенно принимая во внимание стоимость их прокладки и подключения. Однако, интеллектуальные технологии требуют умного обращения — расчёта при выборе и умения при пользовании», — добавляет Алексей Поляков.

Эксперты-адепты новых технологий также замечают, что «активные дома», как независимые объекты, удобны для строительства в тех местах, где «нет возможности разумного подключения к централизованным коммуникациям». «При возможности продавать излишки энергии в сеть по стимулирующим тарифам, уменьшении стоимости технологий и при росте цены и затрат на подключение к коммуникациям „активные дома“ и все другие виды „зелёных зданий“ могут окупиться при этой жизни своих владельцев, не дожидаясь светлого будущего», — уверен Алексей Поляков.

Двумя руками за «активные дома» и Константин Блинов: «Рост спроса на них в связи с удорожанием энергии неизбежен, но прежде всего это желание должно возникнуть в головах. Экология привлекает всё больше внимания и экологичность жилья — важный аспект в формировании окружающей среды каждого конкретного человека».

«Зелёная» проверка

© facebook.com/activedomRUS

«Активный дом» был высоко оценён и экспертным сообществом. В настоящее время российский Совет по «зелёному» строительству при Союзе архитекторов России разработал национальный стандарт, в основе которого лежит рейтинговая система оценки «зелёных зданий». «Активный дом» стал одним из первых объектов, прошедших сертификацию в соответствии с этим стандартом и набрал на данный момент рекордные 85 баллов из 110 возможных. «Зелёная» проверка оценивала всё — от архитектурных решений до качества воздуха. Изучалось, как сооружение воздействует на окружающую среду за всё время его потенциального жизненного цикла. Принимались такие параметры, как энергоэффективность, снижение расхода воды, теплоизоляционные свойства.

Исследования подтвердили, что этот проект не просто выполняет все требования стандарта, но по многим параметрам даже превосходит их. Коэффициент естественного освещения (КЕО) составляет 8,5%, при том, что минимально допустимое значение составляет 0,5%. Теплофизические показатели стен, кровли, пола, окон и дверей лучше, чем требуемые, на 36 – 144%, а снижение потребления электроэнергии — 71,3% по отношению к утверждённой норме.

Так есть ли будущее у таких домов? Эксперты считают, что определенно да. Тем более, что вопросы энергосбережения активно обсуждаются и лоббируются, в том числе на законодательном уровне. Осталось, как уже говорилось выше, поставить дело на поток, снизив стоимость здания и научившись производить и обслуживать все его системы в массовом порядке.

Белла Минц Дом 0 1789
Дом