14 декабря 2017    Четверг
Поиск
Александр Шевчук Инсайд 0 2478

Личное дело

Плюсы и минусы частной практики в риэлторском бизнесе

Жанна Бессараб
© Ирина Коротнёва

Четверть века становления российского рынка недвижимости, казалось, навсегда отправит в историю тех, кто во времена СССР занимался обменом/разменом квартир в частном порядке. С появлением частной собственности в секторе жилья и возможностью ею распоряжаться в тень ушли так называемые «чёрные маклеры», а на смену им пришли агентства недвижимости. Рынок встал на цивилизованные рельсы развития.

Но в последнее время всё чаще стали звучать мнения, причём из рядов крупных девелоперов, что с частными риэлторами работать проще, они мобильнее, мотивированнее, ответственнее за конечный результат и прочее. Квадрум решил прояснить ситуацию на сей счёт и встретился с одним из самых опытных брокеров столичного рынка недвижимости Жанной Бессараб.

— Вспоминаю, как ярко «Столичная палата недвижимости» отмечала своё десятилетие. Компания тогда была на пике активности и по праву входила в топ лучших в сегменте элитного жилья. Период благополучия продолжился и далее. Однако спустя некоторое время, вы, её исполнительный директор, покинули уютный офис на Остоженке и отправились в свободное плавание. Почему?

— Да, я работала в компании и была счастлива. За долгие годы у нас сложилась замечательная команда, которая слаженно трудилась. Все сотрудники проявили себя настоящими профессионалами, стали близкими людьми, с которыми я до сих пор общаюсь. Признаться, я испытывала и истинное наслаждение от атмосферы в коллективе, и драйв от результатов нашей работы. Причины же ухода были сугубо личные.

Многим людям необходимы волшебные пинки — чтобы их подталкивали, чтобы была какая-то мотивация, быть может конкурентоспособность, что обязательно присутствует в компаниях. У меня близкая подруга работает в агентстве недвижимости. Вот ей по натуре "прописано" приходить в офис, так как она дома не может сосредоточиться, ей нужно рабочее место, а она должна видеть и чувствовать, как кипит вокруг работа, и подруга участвует в этом процессе. Мне же очень нравится работать самостоятельно, может потому, что я никогда ни на кого не работала, и в этой связи философия моей жизни со временем трансформировалась — я всё больше и больше начала ценить время и саму жизнь. Когда я ушла, то стала понимать, что свобода действий, которая у меня появилась, то время, что высвободилось, могут быть заняты любимыми людьми, семьёй, увлечениями. И у меня поменялся сам образ жизни. В принципе, если уж обобщать: частный риэлтор — это и есть образ жизни!

— Как же так — уйти из профессиональной команды, которую сами, что называется, выпестовали?!

— Я рассудила, что компания остаётся в надёжных руках. Да, видимо, кто-то посчитал это рискованным занятием. Я же чувствовала в себе силы и желание работать самостоятельно. И в автономном плаванье для меня мало что менялось.

© shutterstock.com

Так же ежедневно я планировала дела и выдерживала жесткий тайм-менеджмент. И не думайте, что при этом можно расслабиться, отложить какие-то встречи на потом, что-то проигнорировать. По характеру я максималистка, так что всё, что намечено, обязательно выполняла и выполняю. Отправляла дочь в школу и работала. Моим офисом стал мой дом. Время от времени я встречаюсь с коллегами на презентациях объектов, конференциях, круглых столах, закрытых мероприятиях и так далее. Мне всегда нравились живое общение и обмен информацией — это бесценно. Но сейчас общение членов профессионального сообщества происходит и в виртуальном пространстве.

И коль заговорили о круге общения, то и клиенты всегда под рукой, благодаря современным средствам коммуникации. В качестве иллюстрации к образу семейного риэлтора расскажу историю: недавно ко мне обратился старинный друг, известный спортсмен, с просьбой помочь купить жильё. И я ему за три дня нашла небольшую трёхкомнатную квартиру на Кутузовском проспекте. Он оставил мне деньги, доверенность на покупку и уехал за границу на очередные соревнования. Оформила я эту квартиру быстро и без сложностей. Да, комиссионные были не такие большие, но учитывая, что я сама по себе, они во всём объёме принадлежат мне. И это один из плюсов самостоятельной работы. Если бы я трудилась в агентстве, то пришлось бы эту сумму дробить.

— Вы человек мобильный. Всегда на ходу — буквально за рулём машины решаете многие дела. Компьютер под рукой, телефон не умолкает. Судя по всему, удалось сохранить не только клиентов, но и тех, кто сопровождает сделки.

— Было бы глупо не продолжить сотрудничество, пусть и в ином качестве, с нотарусом, который правильно оформит все документы, или с юристом, готовым всегда проверить выставляемую на продажу квартиру. Сохранились добрые отношения со многими коллегами, кто на рынке вот уже более двадцати лет. Это всегда на руку, когда поступает предложение от клиентов по приобретению жилья в новостройке. Девелоперы редко работают с частными риэлторами в этом сегменте, предпочитая агентства недвижимости. Вот я и смотрю перечень компаний, реализующих там квартиры или апартаменты, и уже обращаюсь исключительно к тем, кому доверяю.

— А были случаи, когда приходилось по каким-то причинам отказывать клиенту?

— Летом была очень тяжёлая сделка с очень непростым покупателем. Мало того, что она получилась крайне сложная (пять разных договоров на одну квартиру!), но и сам клиент оказался своеобразным человеком. Мне приходилось работать без выходных, в любое время дня и ночи. Мы общались с ним либо по телефону, либо по электронной почте, либо встречались лично. При этом клиент был подвержен своему настроению и очень часто менял параметры, условия, пункты по договорам, много чего другого. Человек он пожилой, не знает нашей страны, реалий рынка, много пробелов в юридических вопросах. И несмотря на то, что ему понравилось, как в итоге завершилась сделка, и он выразил желание продолжить в ближайшем будущем сотрудничество, я отказалась.

© shutterstock.com

На партнёрских началах я вместе с этим клиентом смотрела квартиры у дружественных мне агентств. Так вот коллеги не раз мне признавались, что вряд ли выдержали такого напряжения сил и времени, которые требовал один человек. Однако когда ты сам отвечаешь за всё от начала до конца, то это пережить проще, а когда в процесс вовлечены несколько человек из компании — юристы, специалисты, директор, то порой очень сложно всем прийти к общему знаменателю и пережить это «стихийное бедствие».

— Были ситуации, когда сделки оказывались под угрозой срыва?

— Всякое бывало. Мне почему-то вспоминается совсем уж давняя история, на заре становления рынка. В районе Фрунзенской надо было расселить коммуналку. В одной комнате проживали мать с дочерью, в другой — старушка. Проверила юридическую чистоту квартиры. Варианты разъезда всех удовлетворили. И тут покупатель предлагает разузнать о психическом состоянии бабушки. Решила я подстраховаться и сделала запрос и по остальным жильцам. Так вот выяснилось, что на учёте стоит не бабушка… а четырнадцатилетняя девочка! Как так получилось? Мать стала объяснять, что обратилась к психиатру, когда девочка стала отказываться петь в церковном хоре, вместо этого желала встречаться с подружками. Вот в отместку и настояла, чтобы врач поставил её на учёт, чтобы та образумилась. В итоге пришлось делать дополнительное освидетельствование, при котором доктор никаких отклонений не выявил. Вопрос закрыли. Для меня же это стало уроком на всю жизнь. И лучше десять раз всё проверить-перепроверить, чтобы не было неприятностей во время и после сделки.

— Скажите честно, каких знаний недостаёт вам в самостоятельной деятельности? Что не устраивает?

— Когда я возглавляла «Столичную палату недвижимости», то обязательным было лицензирование и компаний, и её руководителей. При Центре содействия жилищной реформы были открыты очные курсы, где преподавали первые лица столичного правительства. Соответственно, был очень высокий уровень обучения и серьёзный экзамен. Кроме того, я постоянно пополняла знания и на других обучающих площадках. Это отвечало непременным требованиям к профессионалам рынка.

Кроме того Институт культуры, который я в своё время окончила, заложил системный подход к работе, помог хорошо разобраться в сфере психологии человеческих отношений. Но я не упускаю возможности расширить свои познания. Ежедневно в обязательном порядке читаю специализированные СМИ, в том числе Квадрум.Медиа.

Меня устраивает всё, я давно привыкла работать одна. И хотя не раз примеряла на себе возможность вернуться в какую-нибудь брокерскую компанию, вряд ли смогу переубедить себя, что буду чувствовать себя комфортно в уже сложившейся когда-то системе. Поэтому я думаю, что как и во всём — каждому своё!

— Ведь я не случайно к вам обратился с предложением пообщаться. Это моя естественная реакция на слова одного из крупных девелоперов: риэлторские агентства на 80% сократили свои ряды, проще обращаться к конкретным брокерам, которые и выполнят всю работу… Вы назвали и положительные, и отрицательные моменты самостоятельной риэлторской практики. В значительной мере, интерес мой, и, надеюсь, и наших читателей удовлетворён. Спасибо! Удачи!

Александр Шевчук Инсайд 0 2478
Инсайд